Поделиться:

К вопросу о наличии полномочий действовать от имени юридического лица.

Достаточно часто сделки, заключенные юридическими лицами, оспариваются по мотивам отсутствия у лица, заключившего сделку, полномочий действовать от имени компании.

При этом краеугольным камнем всех споров о полномочиях подписанта обычно является вопрос о наличии воли компании на совершение данной сделки. В зависимости от того, посчитает ли суд выраженной волю общества на совершение сделки, разрешается вопрос о ее действительности либо недействительности.

Кроме того, в зависимости от того, была ли выражена воля общества на распоряжение имуществом, отчужденным на основании оспариваемой сделки, вероятно, будет разрешаться вопрос о перспективах виндикации данного имущества у добросовестного приобретателя (см. ст.301 Гражданского кодекса РФ - виндикация имущества у добросовестного приобретателя возможна при условии, если оно выбыло из владения истца (общества) помимо его воли).

Так постановлением Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 04.09.2008 по делу №А57-24711/07-2 договор оказания консультационных услуг был признан недействительным (ничтожным) поскольку «общество не выражало своей воли на заключение оспариваемых сделок» (сделка от имени общества подписана неуполномоченным лицом, последующего одобрения сделки не имело места).
Поэтому представляется важным, прежде всего, определиться с фундаментальными вопросами - что есть воля юридического лица, как она выражается вовне, и только потом переходить к рассмотрению конкретных правовых коллизий.

Воля физического и юридического лица

В советской гражданско-правовой науке волю толковали как сугубо психологическое понятие[1].
В соответствие с данным подходом «...волю можно определить как психическое регулирование поведения, заключающееся в детерминированном и мотивированном желании достижения поставленной цели, в выборе решения, разработке путей, средств и применении усилий для их осуществления»[2].   

Таким образом, по мнению советских цивилистов, воля есть некий психический процесс, завершающийся принятием решения.

Одним из существенных недостатков данного подхода в юридической литературе считается его неспособность объяснить формирование воли юридического лица[3]. Ведь «желание может быть только у человека, поскольку оно представляет собой явление психологического порядка и формируется в рамках психики индивида. У юридического лица не может быть ни внутреннего психического мира, ни желаний»[4].
Определенным выходом из данной ситуации стало признание того, что воля физического лица, составляющего орган юридического лица, и воля юридического лица совпадают[5]. И в корпоративном праве традиционно принято исходить из того, что юридическое лицо выступает в гражданском обороте в лице физических лиц, составляющих его органы управления. Их волей и посредством их волеизъявления юридической лицо приобретает права и обязанности.

Вместе с тем, следует согласиться с Н.В. Козловой, что «специфика корпоративного представительства состоит в том, что физические лица, составляющие органы юридического лица, во внутренних, корпоративных отношениях являются самостоятельными субъектами, проявляющими собственную волю, тогда как во внешних отношениях между юридическими лицом и третьими лицами действия корпоративного представителя считаются действиями самого представляемого юридического лица, воля которого формируется этими представителями, но не сводится к их воле»[6].

А.А. Панов находит решение данной проблемы в исключении из процесса принятия решения (формирования воли) психическую составляющую. В связи с чем, воля, по его мнению, есть «принятое в результате внутреннего регулятивного (необязательно психического) процесса решение о совершении соответствующей юридической сделки, выраженное в волеизъявлении».
Исходя из данного определения, А.А. Панов указывает, что «процесс принятия решения о совершении сделки проходит не в психике субъекта (как в случае с физическим лицом), а при осуществлении соответствующим органом управления своих функций, с соблюдением, установленного для таких решений порядка их принятия»[7].

Так, если совет директоров должен принять решение о совершении определенной сделки, члены совета директоров, по мнению А.А. Панова, голосуют по этому вопросу в соответствии с правилами, установленными внутренними документами организации. В результате такого голосования будет сформулирована воля юридического лица применительно к совершению соответствующей сделки.
В целом разделяя указанный подход, считаем важным дополнить, что воля юридического лица формируется и выражается не только в решениях его органов управления, принятых в установленном законом порядке, но может быть установлена так же исходя из фактических действий (бездействий) лиц, составляющих субъектный состав данного органа.

Ярким примером данной позиции является постановление президиума ВАС РФ по делу №11458/09 от 17.11.2009, в котором высшая судебная инстанция указала: 

«Воля – это не только юридический акт (договор, решение и др.) но и совокупность конкретных фактических действий того или иного лица».

Из обстоятельств дела усматривалось, что истец являлся единственным участником общества. В дальнейшем ему стало известно, о внесении в реестр записи о Ч. как единственном участнике общества и дальнейшей продаже 100% долей в уставном капитале указанного общества обществу "Инком-Риэлти", о чем в ЕГРЮЛ была внесена соответствующая запись.
Предъявляя иск к обществу "Инком-Риэлти" со ссылкой на ст.ст. 301, 302 Гражданского кодекса РФ, истец заявлял, что договор купли-продажи долей в уставном капитале общества с Ч. не заключал и в какой-либо другой форме принадлежащие ему доли не отчуждал, следовательно, имущество в виде долей в уставном капитале общества выбыло из его владения помимо его воли.
Однако добросовестность общества "Инком-Риэлти" как приобретателя 100% долей в уставном капитале общества "ЦИЭ",  истец под сомнение не ставил.
При рассмотрении данного спора было установлено, что договор от имени истца с Ч. действительно не подписывался, однако органы управления истца по-факту знали о том, что Ч. стал новым участником общества, а также новым генеральным директором, в т.ч. руководитель истца выдавал доверенности на ведение дела в суде тому же лицу, что и Ч. от имени общества, доли в уставном капитале которого истец по настоящему делу пытался виндицировать со ссылкой на их выбытие из его владения помимо его (истца) воли.
Истец участие в судебных заседаниях представителя по доверенностям, выданным Ч., сомнению не подвергал.

Таким образом, судебные инстанции сделали обоснованный вывод о том, что истец не доказал выбытие долей из его владения вопреки его воле.
Поскольку все действия юридического лица от его имени совершают его органы (то есть физические лица, составляющие его субъектный состав), то именно в действиях этих лица, совершенных (или несовершенных) ими в качестве органа управления и необходимо искать выражение воли самого юридического лица.

При этом, по нашему мнению, воля юридического лица должна считаться надлежащим образом сформированной даже в том случае, если юридический акт ее выражения (сделка или решение органа управления) является недействительным, но лицо (группа лиц), обладающее достаточными полномочиями для формирования воли общества по данному вопросу, выразит ее четкими фактическими действиями, из содержания которых будет усматриваться направленность на совершение сделки либо принятие соответствующего решения от имени общества.

Таким образом, воля юридического лица есть решение одного или нескольких физических лиц, обладающих достаточными полномочиями для выражения воли по конкретному вопросу, принятое от имени и в интересах общества и выраженное в юридическом акте или в совокупности конкретных фактических действий данных физических лиц.

Руководствуясь данным тезисом, разрешение вопроса о наличии либо отсутствии воли юридического лица на совершение сделки (отчуждение имущества), с материально-правовой позиции, сводится к следующему:

  • установление наличия юридического акта на совершение данного действия. К таковым актам, как правило, относятся договоры (сделки) и решения органов управления юридического лица;
  • при отсутствии данного акта, либо его недействительности, необходимо проверить и установить наличие фактических действий уполномоченных лиц, направленных на совершение данного действия либо подтверждение его.

В дополнение к изложенному следует отметить, что недействительность решения органа управления само по себе не влечет признание воли юридического лица отсутствующей и необходимость обращения к анализу фактических действий. Причиной этому является деление решений органов управления на, так называемые, ничтожные (влекущие недействительность решения с момента его принятия, а следовательно и отсутствие воли общества) и оспоримые (являющиеся недействительными с момента признания их таковыми судом, и следовательно не влияют на наличие воли юридического лица при совершении действия)[8]. Если решение органа управления является оспоримым, воля общества считается выраженной надлежащим образом.

Некоторые практические вопросы определения наличия полномочий лица действовать от имени общества

Далее, основываясь на вышеизложенных теоретических положениях, рассмотрим некоторые практические вопросы определения наличия полномочий лица действовать от имени общества.К типовым случаям, требующим рассмотрения, относятся следующие:

  • образование временного исполнительного органа общества (ст. 69 ФЗ «Об акционерных обществах»);
  • издание приказа о назначении исполняющего обязанности руководителя (на время пребывания руководителя в отпуске, командировке или на больничном);
  • истечение срока полномочий директора, определенные уставом общества.   

Нормативной основой первого случая (образование временного исполнительного органа) является ст. 69 ФЗ «Об акционерных обществах», согласно которой в двух случаях совет директоров принимает данное решение:

  1. В случае принятия советом директоров решения о приостановлении полномочий единоличного исполнительного органа. То есть, с момента приятия такого решения, руководитель в силу указания закона не обладает полномочиями по заключению сделок и, в том числе выдаче доверенности.
  2. В случае невозможности единоличного исполнительного органа исполнять свои полномочия, в том числе и по выдаче доверенности. При этом, с точки зрения закона, безразлично, обладает руководитель фактической возможностью выдачи доверенности или нет. Юридически значимым обстоятельством является сам факт невозможности руководителя осуществлять комплекс полномочия единоличного исполнительного органа.    

В этом случае с момента принятия данного решения советом директоров прежний руководитель общества утрачивает свои полномочия, в т.ч. право на выдачу доверенностей от имени общества. Данные полномочия возникают у временного исполнительного органа общества[9].

Несколько иная ситуация возникает когда руководитель назначает временно исполняющего обязанности единоличного исполнительного органа своим приказом на время отпуска, командировки или болезни.
Действующим корпоративным законодательством данные отношения не урегулированы, поэтому, полагаем, необходимо исходить из общих положений о полномочиях органов управления юридического лица.
Как уже указанно выше, правом действовать от имени юридического лица без доверенности обладает исключительно единоличный исполнительный орган юридического лица. Следовательно, в рассматриваемом случае лицо, временно исполняющее обязанности руководителя, в обязательном порядке должно обладать доверенностью на осуществление полномочий.

Однако следует признать, что на практике подобные доверенности могут не выдаваться. Довольно часто данные отношения оформляются приказом руководителя о назначении конкретного лица временно исполняющим обязанности.
Несмотря на то, что такая ситуация не соответствует формальным требованиям закона, основания для оспаривания сделок, заключенных данным лицом отсутствуют.

Во-первых, воля руководителя есть продолжение (выражение) воли учредителей, назначивших его на эту должность. Иными словами, приказ руководителя может считаться тем необходимым и достаточным юридическим актом, в котором выражена воля уполномоченного лица (учредителя) на наделение лица полномочиями руководителя;

Во-вторых, приказ руководителя, в некоторой степени может выступать аналогом доверенности, поскольку он, по сути, является письменным подтверждением полномочий указанного в нем лица действовать от имени общества.

При этом, важно отметить, что судебная практика так же исходит из принципиальной возможности действовать от имени юридического лица на основании приказа руководителя, к такому выводу в частности пришел президиум Высшего арбитражного суда РФ в постановлении № 6813/97 от 24.03.1998.

В рассматриваемом случае может возникнуть еще одна ситуация, связанная с неопределенность полномочий лица, действующего от имени юридического лица. Это полномочия руководителя, находящегося в отпуске, на стационарном лечении и т.д.

Является ли, в данный период времени руководитель полномочным представителем юридического лица?

Если к рассматриваемым отношениям применить выработанный нами тезис, то ответ на этот вопрос становиться очевидным. Лицо в установленном законом порядке было назначено на должность руководителя. Документы (юридические акты) свидетельствующие о прекращении данных полномочий отсутствуют, следовательно, полномочия руководителя являются действующими и действительными, не зависимо от назначения им лица, временно исполняющего обязанности единоличного исполнительного органа.

Действующая судебно-арбитражная практика так же исходит положения, что нахождение руководителя в отпуске не влияет на наличие у него полномочий действовать от имени юридического лица.

В частности президиум Высшего арбитражного суда РФ в постановлении от 9.02.1999 № 6164/98 указал, что нахождение при заключении сделки руководителя организации в отпуске не является основанием для признания этой сделки не действительной.

Схожая ситуация возникает при истечении срока полномочий единоличного исполнительного органа. Как известно, руководитель организации в соответствие со ст. 40 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» и ст. 69 назначается на должность на определенный срок.
В соответствие со ст. 69 ФЗ «Об акционерных обществах» на отношения между обществом и единоличным исполнительным органом общества (директором, генеральным директором) и (или) членами коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции) действие законодательства Российской Федерации о труде распространяется в части, не противоречащей положениям корпоративного законодательства.

Положения ФЗ «об акционерных обществах», равно как и ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» не содержат какого-либо нормативного регулирования вопроса полномочий единоличного исполнительного органа при истечении срока, на который он был назначен. В связи с этим, при разрешении данной ситуации необходимо руководствоваться положениями трудового законодательства Российской Федерации.
Согласно ст. 58 Трудового кодекса РФ в случае, когда ни одна из сторон не потребовала расторжения срочного трудового договора в связи с истечением срока его действия и работник продолжает работу после истечения срока действия трудового договора, условие о срочном характере трудового договора утрачивает силу и трудовой договор считается заключенным на неопределенный срок.

Следовательно, истечение срока договора с руководителем юридического лица, автоматически не влечет прекращение его полномочий.

Действующая судебно-арбитражная практика подтверждает данный вывод. Так в определении от 24.11.2009 № ВАС -15541/09 Коллегия судей Высшего арбитражного суда РФ указала, что истечение срока полномочий не влечет автоматического прекращения полномочий генерального директора и он может выполнять функции единоличного исполнительного органа (в том числе, совершать сделки от имени общества без доверенности) до момента принятия общим собранием участников решения о прекращении его полномочий и избрании нового генерального директора либо о подтверждении его полномочий.

 


[1] См: Иоффе О.С. Правоотношение по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому праву. М., 2003. С. 575; Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. М., 1954. С. 19 - 21

[2] См: Ойгензихт В.А. Воля и волеизъявление (Очерки теории, философии и психологии права). Душанбе, 1983. С. 24

[3] См: Курмашев Н.В. Учение о воле в юридической сделке в советской и современной российской цивилистической науке // Вестник гражданского права 2007. № 1.

[4] См: Панов А.А. К вопросу о категориях воли, волеизъявления и порока воли в теории юридической сделки // Вестник гражданского права. 2011. № 1. С. 52 - 81.

[5] См: Карпекин Ю.Б., Кизилов С.Ю. Воля и волеизъявление в сделке // Арбитражная практика. 2002. № 12

[6] См: Козлова Н.В. Гражданско-правовой статус органов юридического лица // Хозяйство и право. 2004. № 8. С. 49 - 50

[7] См: там же.

[8] Подробнее о недействительных и ничтожных решения органов управления юридических лиц см: Божко М.П. Правовые последствия сделок, заключенных незаконно избранным директором.// Юрист предприятия в вопросах и ответах, 2012. №6.

[9] Важно отметить, что доверенности, выданные предыдущим руководителем, при этом сохранят силу и, будучи не отозванными, позволяют поверенному совершать от имени общества действия, поименованные в данной доверенности.

Читайте также
Порядок принятия решения общего собрания акционеров