Поделиться:

Признание сделок недействительными

Суд признал решение общего собрания участников предприятия об избрании единоличного исполнительного органа недействительным.

До момента вступления соответствующего решения суда в законную силу "незаконным" директором заключено множество сделок, в т. ч. по отчуждению имущества организации.

  1. Каковы перспективы оспаривания совершенных директором сделок по отчуждению имущества и его истребования у новых владельцев?
  2. С какого момента является недействительным решение общего собрания акционеров или совета директоров, признанное таковым судом?

Как указывала А.А. Маковская, действующее законодательство не определяет, с какого момента является недействительным решение общего собрания акционеров (совета директоров), признанное таковым судом: с момента принятия этого решения общим собранием (советом директоров) либо с момента вступления в силу судебного акта, признавшего это решение недействительным.[1]

В постановлении Президиума ВАС РФ от 03.11.2009 № 9035/09 по делу № А40-52185/08-56-475 (далее - постановление Президиума ВАС РФ № 9035/09) указано, что признание судом решения об избрании (назначении) руководителя общества недействительным после заключения им сделки влечет признание такой сделки недействительной.

Однако в постановлении Президиума ВАС РФ от 24.07.2007 № 3259/07 по делу № А19-13038/06-13 (далее - постановление Президиума ВАС РФ № 3259/07) содержится противоположный вывод о том, что признание судом недействительным решения о назначении физического лица руководителем общества само по себе основанием для признания недействительными сделок, заключенных этим лицом до признания недействительным решения о его назначении руководителем, не является.

Казалось бы налицо явное противоречие.

Вместе с тем системный анализ арбитражной практики и юридической литературы по рассматриваемой категории вопросов позволяет прийти к заключению о том, что в зависимости от оснований недействительности решения об избрании директора в период его пребывания в должности за ним либо признаются полномочия на совершение юридически значимых действий от имени общества либо нет.

Изложенные в п. 6 ст. 43 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон № 14-ФЗ), п. 10 ст. 49 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (далее - Закон № 208-ФЗ) правовые подходы нашли свое отражение в законопроекте "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации", находящемся на рассмотрении в Госдуме РФ. Так, часть первую ГК РФ предлагается дополнить ст. 181.3, согласно которой решение собрания недействительно по основаниям, установленным законом, в силу признания его таковым судом (оспоримое решение) либо независимо от такого признания (ничтожное решение). Недействительное решение собрания оспоримо, если из закона не следует, что оно ничтожно.

Основания ничтожности и оспоримости решений общих собраний закреплены в ст. 181.4, 181.5, которые планируется включить в ГК РФ. При этом достаточно неожиданным является положение п. 7 ст. 181.4, согласно которому оспоримое решение, признанное судом недействительным, недействительно с момента его принятия.

Каким образом данное положение в случае его включения в текст ГК РФ повлияет на правовую судьбу сделок, совершенных незаконно избранным директором?

Если решение недействительно с момента его принятия, то полномочия директора, на основании которых он совершал сделки в спорный период, должны признаваться отпавшими. В подобной ситуации волю общества на распоряжение имуществом по такой сделке следует признать невыраженной и для целей рассмотрения последующих исков о виндикации имущества следует исходить из того, что оно выбыло из владения общества помимо последнего. При этом не вполне ясны перспективы оспаривания указанных сделок с учетом возражений контрагента о том, что у него не было оснований сомневаться в полномочиях подписанта, исходя из публичности и презумпции достоверности Единого государственного реестра юридических лиц.

Здесь следует заметить, что в соответствии с предлагаемой редакцией п. 2 ст. 51 ГК РФ, лицо, добросовестно полагающееся на данные ЕГРЮЛ, вправе исходить из того, что они соответствуют действительным обстоятельствам. Юридическое лицо не вправе в отношениях с лицами, полагавшимися на данные ЕГРЮЛ, ссылаться на данные, не внесенные в указанный реестр, а также на недостоверность данных, содержащихся в нем, за исключением случаев возбуждения и расследования уголовных дел.

Если рассматриваемая сделка будет признаваться недействительной по общим основаниям ее несоответствия закону (ст. 168 ГК РФ), то такой подход в значительной степени снизит стабильность гражданского оборота, т. к. невозможно быть уверенным в неоспоримости решения об избрании директора. Более того, это породит серьезный риск оспаривания сделки недобросовестным контрагентом, который легко может "потерять" значимые документы и добиться признания оспоримого решения недействительным в суде.

В случае же, когда оспаривание сделки основывается на отсутствии у директора полномочий на ее совершение (применение по аналогии ст. 174 ГК РФ), признать такую сделку недействительной можно будет, только если удастся доказать заведомую осведомленность контрагента о незаконности полномочий директора, что представляется крайне маловероятным.

Как решается вопрос о недействительности сделок, заключенных незаконно избранным директором, в судебной практике?

В настоящее время вопрос о недействительности сделок, заключенных незаконно избранным руководителем, решается арбитражными судами по-разному - в зависимости от того, является ли решение общества о его назначении "ничтожным" или "оспоримым".

Лицо, назначенное единоличным исполнительным органом на основании "ничтожного" решения, изначально не имеет никаких полномочий, в т. ч. на подписание сделок.

В постановлении Президиума ВАС РФ № 9035/09 сделан вывод о недействительности сделки на основе следующих фактических обстоятельств: "Как установлено судами, договор купли-продажи ценных бумаг от 22.10.2003 со стороны общества подписан К., избранным генеральным директором общества решением внеочередного общего собрания акционеров общества от 03.06.2003".

Вступившим в законную силу решением арбитражного суда <...> это решение внеочередного общего собрания акционеров общества <...> признано недействительным в связи с отсутствием кворума.

Исходя из этого, суды пришли к правильному выводу об отсутствии у К. полномочий генерального директора общества <...> и, следовательно, о недействительности сделки."

Еще более четко данная позиция изложена в постановлении Президиума ВАС РФ от 11.11.2008 № 10018/08 по делу № А41-К1-11145/07 (далее - постановление Президиума ВАС РФ № 10018/08): "Допущенные при проведении общего собрания акционеров общества <...> нарушения перечислены в пункте 26 Постановления Пленума от 18.11.2003 № 19, в связи с чем это решение (решение об избрании генерального директора - прим. авт.) не имеет юридической силы независимо от признания его не действительным решением арбитражного суда <...>".

Ссылка суда кассационной инстанции на правовую позицию, изложенную в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.07.2007 № 3259/07 по делу № А19-13038/06-13, как применимую для разрешения настоящего дела, является необоснованной, поскольку основанием для признания решения о назначении генерального директора недействительным по этому делу явились иные нарушения, не перечисленные в пункте 26 Постановления Пленума от 18.11.2003 № 19".

Как видим, в данном постановлении Президиум ВАС РФ прямо связывает недействительность решения с положениями п. 26 постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах"» (далее - постановление Пленума ВАС РФ № 19) и указывает на то, что решение не имеет юридической силы независимо от признания его недействительным судом.

Изложенная позиция получила свое развитие в постановлении Президиума ВАС РФ от 17.11.2011 № 7994/11 по делу № АЮ-1026/08, где оценивается ситуация, в которой участник общества приобрел права на долю (акции) по договору купли-продажи, не зная о том, что ранее иное лицо было незаконно лишено прав на приобретаемую долю (акции). В данной ситуации решение последнего участника о назначении директора, принятое без извещения прежних участников общества, по мнению Президиума ВАС РФ, не может быть признано не имеющим юридической силы. А договор купли-продажи имущества, заключенный вновь избранным директором, признан судом действительным.

Лицо, назначенное единоличным исполнительным органом на основании "оспоримого" решения, имеет полномочия действовать от имени общества вплоть до вступления в законную силу судебного акта о признании решения о его избрании недействительным.

При вынесении постановления № 3259/07 Президиум ВАС РФ основывался на иных обстоятельствах: "Предъявляя настоящий иск, общество полагало договор незаключенным в связи с отсутствием у генерального директора полномочий на его подписание.

Оспариваемый договор подписан К. (генеральным директором общества ~ прим. авт.) 25.08.2005, то есть в то время, когда решение совета директоров общества об очередном его назначении на должность судом еще не было признано недействительным.

Имеющаяся в материалах дела выписка из Единого государственного реестра юридических лиц подтверждает факт наличия у К. полномочий генерального директора на момент подписания спорного договора.

Следовательно, признание арбитражным судом недействительным решения совета директоров общества об избрании или назначении генерального директора не является основанием для признания договора недействительным либо незаключенным, если сделка со­вершена до вступления в силу решения суда".

Причина отсутствия единообразного подхода к определению последствий "ничтожных" и "оспоримых" решений, по-видимому, заключается в том, что "ничтожное" решение недействительно само по себе с момента его принятия обществом, а "оспоримое" - недействительно с момента его признания таковым судом (т. е. с момента вступления решения суда в законную силу).

Таким образом, можно сделать вывод о том, что вопрос о действительности за­ключенных директором сделок и о возможности виндикации ранее отчужденного имущества по иску общества разрешается судами в зависимости от того, избран ли такой директор на основании решения, не имеющего юридического значения, либо оспоримого.

Остается только надеяться, что изложенный правовой подход будет сохраняться и впредь, несмотря на закрепление в проекте изменений в ГК РФ положения о том, что оспоримое решение в случае признания его судом недействительным является таковым с момента принятия указанного решения.

Существуют ли дополнительные условия признания сделки недействительной?

Ничтожность" решения об избрании руководителя сама по себе еще не означает, что заключенная им сделка будет признана судом недействительной.

Согласно п. 38 постановления Пленума ВАС РФ № 19, иски акционеров о признании недействительными сделок, заключенных акционерными обществами, могут быть удовлетворены в случае представления доказательств, подтверждающих нарушение прав и законных интересов акционеров.

Арбитражные суды довольно активно используют данное разъяснение, при этом уточняя и дополняя его.

Так, в постановлении ФАС Московского округа от 16.03.2004 № КГ-А40/1429-04-1.2 указано, что "заинтересованность акционера в признании сделки, совершенной акционерным обществом, недействительной, как нарушающей его права и законные интересы, должна быть не только провозглашена, но и доказана".

В постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 16.03.2005 по делу № А82-1345/2004-4 отмечено, что "реализация права на признание сделки недействительной <...> возможна лишь при нарушении в этом случае прав и охраняемых законом интересов участника общества и если целью предъяв­ленного иска является восстановление этих прав и интересов". При этом, по мнению суда, тот факт, что истец является участником общества, сам по себе не может свидетельствовать об этом.

Кроме того, в постановлении Президиума ВАС РФ № 10018/08, указано, что, хотя допущенные при проведении собрания нарушения свидетельствуют о том, что решение об избрании единоличного исполнительного органа не имело силы вне зависимости от признания его таковым судом, в иске участнику общества было отказано правомерно, т. к. он не доказал факт нарушения своих прав и законных интересов оспариваемой сделкой.

Важно также отметить, что, отказывая в удовлетворении заявленных исковых требований, суд принял во внимание отсутствие в материалах дела доказательств осведомленности ответчика об обстоятельствах, свидетельствующих о недействительности решения, и факт исполнения сделки сторонами, в силу чего она повлекла правовые последствия не только для ее участников, но и для третьих лиц.

Применительно к осведомленности другой стороны сделки о пороке решения, лежащего в основе полномочий директора, заключающего сделку, в постановлении Президиума ВАС РФ № 9035/09 отмечено, что с доводами ответчика об отсутствии у него осведомленности о нелегитимности директора согласиться нельзя, поскольку с 17 сентября 2003 г. в ЕГРЮЛ, сведения которого являются открытыми, в качестве генерального директора общества значится иное лицо.

Таким образом, Президиум ВАС РФ повторно указал на то, что осведомленность ответчика о нелигитимности действий директора-контрагента по сделке имеет правовое значение для разрешения спора о признании данной сделки недействительной.

Следовательно, если решение об избрании единоличного исполнительного органа не имеет юридической силы, то при оспаривании заключенных им сделок следует, прежде всего, руководствоваться правилом о том, что решение об избрании (назначении) руководителя должно являться "ничтожным", т. е. не соответствовать условиям, предусмотренным в п. 26 постановления Пленума ВАС РФ № 19 (п. 6 ст. 43 Закона № 14-ФЗ, п. 10 ст. 49 Закона № 208-ФЗ).              

При этом также необходимо доказать следующее:

  • другая сторона по сделке была осведомлена о недействительности реше­ния об избрании (назначении) директора, заключающего оспариваемое решение;
  • нарушение прав и законных интересов истца-акционера (участника ООО) оспариваемой сделкой и возможность восстановления этих прав выносимым решением суда.

Доказательствами нарушения прав акционера оспариваемой сделкой могут являться:

 •     крупный пакет акций, принадлежащий акционеру;

•      занижение продажной цены имущества;

•      уменьшение стоимости принадлежащего истцу пакета акций после совер­шения оспариваемой им сделки;

•      отсутствие адекватного встречного предоставления по сделке и др.


 [1] См. Маковская А.А. Правовые последствия недействительности решений общего собра­ния акционеров и совета директоров акционерного общества // Недействительность в гражданском праве: проблемы, тенденции, практика : сб. ст. / Отв. ред. Рожкова М.А. М.: "Статут", 2006. С. 351-385. Здесь следует отметить также, что в подготовленном проекте изменений в ГК РФ (ст. 181.1-181.8) данный вопрос разрешается (см ниже).

Читайте также
Порядок принятия решения общего собрания акционеров