Поделиться:

Порядок принятия решения общего собрания акционеров

Вопрос о соблюдении порядка принятия решения общего собрания акционеров отнесён законодателем к компетенции суда; иные органы государственной власти, а равно третьи лица не вправе ссылаться на недействительность принятого решения, если данный факт не установлен вступившим в законную силу решением суда.

В настоящее время основания и порядок обжалования решений общего собрания акционеров установлен п. 7 ст. 49 ФЗ «Об акционерных обществах».

К таким основаниям относятся:
– принятие решения с нарушением ФЗ «Об акционерных обществах», иных правовых актов, либо устава общества; – нарушение принятым решением прав и законных интересов акционера, обжалующего данное решение;
– акционер, обжалующий решение, не участвовал в общем собрании акционеров или голосовал против принятия данного решения.

Долгое время решение вопроса о признании решений общего собрания недействительным являлось исключительной прерогативой суда (ст. 49 ФЗ «Об акционерных обществах» в ред. до 21 октября 2009 года).

В настоящее время п. 10 ст. 49 ФЗ «Об акционерных обществах» прямо устанавливает, что в случае принятия решения:

– по вопросам, не включённым в повестку дня общего собрания акционеров (за исключением случая, если в нём приняли участие все акционеры общества);
– с нарушением компетенции общего собрания акционеров;
– при отсутствии кворума для проведения общего собрания акционеров;
– без необходимого для принятия решения большинства голосов акционеров решения общего собрания акционеров не имеют силы и без признания их недействительными судом.

Таким образом, в настоящее время, по аналогии с гл. 9 Гражданского кодекса РФ, все решения общего собрания акционеров можно разделить на оспоримые (являющиеся недействительными только в случае признания их таковыми в суде) и ничтожные (являющиеся недействительными не зависимо от их оспаривания в судебном порядке)1.

В юридической литературе также обсуждаются вопросы признания не имеющими юридической силы решений, принятых вопреки запрету, введённому судом в порядке принятия мер по обеспечению иска2, а также вопреки вето, наложенному на это решение представителями Российской Федерации, субъектов Российской Федерации (золотая акция)3.

При этом судебно-арбитражная практика, ввиду отсутствия в настоящее время прямого регулирования вопросов о ничтожности и оспоримости решений общего собрания акционеров, выработала довольно чёткую позицию относительно правового режима как оспоримых решений, так и ничтожных.

Прежде всего, следует отметить, что ничтожное решение, в отличие от оспоримого, недействительно само по себе с момента его принятия. Иными словами, оно не влечёт никаких правовых последствий ни для общества, ни для акционера, ни для третьих лиц.

Особо ярко данное обстоятельство проявляется при оспаривании сделок, заключённых незаконно избранным единоличным исполнительным органом.4

Вторым важным отличием ничтожного решения от оспоримого является то, что в силу п. 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. № 19 ссылаться на отсутствие у решения общего собрания акционеров юридической силы (ничтожности решения) в рамках рассматриваемого судом какого-либо спора может любая из сторон, участвующих в этом споре.

Из данного положения можно сделать несколько сугубо практических выводов:


– указание на ничтожность решения может быть сделано в любом процессе, а не только по делу об оспаривании решения;
– ссылка на отсутствие у решения общего собрания юридической силы может быть сделана любым субъектом права, кем бы он ни являлся (акционером, акционерным обществом, контрагентом акционерного общества по сделке, федеральным органом исполнительной власти по проведению государственной политики в области рынка ценных бумаг и т. д.).

Проследить воплощение данных выводов в судебно-арбитражной практике, а равно отметить некоторые дополнительные особенности применения норм о недействительности решений общего собрания акционеров можно на примере Постановления ФАС Северо-Западного округа от 20 октября 2010 года по делу № А56-65960/2009.

ОАО «Научно-исследовательский и проектно-конструкторский институт высоковольтного аппаратостроения» обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о признании недействительным приказа Регионального отделения Федеральной службы по финансовым рынкам в Северо-Западном федеральном округе (далее — РО ФСФР) от 24.07.2009 № 72-09-1563/пз-и об отказе в государственной регистрации выпуска ценных бумаг.
В ходе производства по делу было установлено следующее:
Приказом РО ФСФР от 24.07.2009 № 72-09-1563/пз-и Обществу отказано в государственной регистрации выпуска акций. Основанием для отказа послужило нарушение Обществом требований пункта 1 статьи 52 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон № 208-ФЗ): сообщение о проведении общего собрания акционеров направлено не каждому лицу, указанному в списке лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров от 27.11.2008.
Суд заявленные исковые требования удовлетворил, указав, что вопрос о соблюдении порядка принятия решения общего собрания акционеров отнесён законодателем к компетенции суда.

Важно отметить, что при постановлении вышеприведённого судебного акта судом была дана оценка решению общего собрания акционеров от 27.11.2008 года на предмет наличия признаков ничтожности (п. 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 № 19) и сделан вывод об их отсутствии.

По-видимому, в случае наличия данных признаков решение суда было бы абсолютно противоположным.

Действительно, положениями нормы ст. 21 ФЗ «О рынках ценных бумаг» установлены основания для отказа в государственной регистрации выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг и регистрации проспекта ценных бумаг. К таковым, в частности, относится несоответствие документов, представленных для государственной регистрации, в том числе требованиям нормативных правовых актов федерального органа исполнительной власти по рынку ценных бумаг.

Как известно, Приказом ФСФР РФ от 25.01.2007 № 07-4/пз-н «Об утверждении стандартов эмиссии ценных бумаг и регистрации проспектов ценных бумаг» установлено, что порядок принятия решения о размещении ценных бумаг, а также его содержание должны соответствовать требованиям федеральных законов.

Положениями ФЗ «Об акционерных обществах» установлены строгие требования к компетенции, кворуму и повестке дня общего собрания акционеров, а также последствия их несоблюдения.

Таким образом, представление на государственную регистрацию выпуска ценных бумаг, решения общего собрания, принятое в нарушение кворума, компетенции или по вопросам, не внесённым в повестку дня, является безусловным основанием для отказа в государственной регистрации.

Однако следует понимать, что оценка представленного решения на наличие или отсутствие оснований ничтожности — прерогатива суда, а ФСФР, равно как и иные третьи лица, в том числе контрагент по сделке, в силу прямого указания закона лишены возможности заявлять требования об оспаривании решений общего собрания акционерного общества. Проект Федерального закона № 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвёртую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» также не предусматривает такого права.

В связи с этим полагаем, что относительно ничтожности решения действует опровержимая презумпция; согласно ей решение общего собрания, в отношении которого было заявлено о несоблюдении правил, указанных в п. 10 ст. 49 ФЗ «Об акционерных обществах», является ничтожным до тех пор, пока иное не будет установлено решением суда, вступившим в законную силу.

Иными словами, если, по мнению, например, Федеральной службы по финансовым рынкам, представленное решение общего собрания было принято в отсутствие кворума, ФСФР вправе отказать в государственной регистрации выпуска ценных бумаг со ссылкой на недействительность представленного решения. В данном случае общество, решение которого, по мнению ФСФР, является ничтожным, вправе в силу ст. 21 ФЗ «О рынках ценных бумаг» оспорить данный отказ и в судебном заседании доказать отсутствие оснований для признания ничтожности данного решения. При иных нарушениях (не предусмотренных п. 10 ст. 49 ФЗ «Об акционерных обществах») ФСФР не вправе ссылаться на недействительность представленного решения, а, следовательно, и отказывать в государственной регистрации права.

При этом важно отметить, что ни ФСФР, ни ИФНС, ни любое иное третье лицо не вправе оспаривать решение общего собрания в судебном прядке, даже если оно отвечает признакам ничтожности. Более того, в удовлетворении данного требования будет отказано даже акционеру, в случае если он участвовал в общем собрании и не представил доказательств, что он голосовал против обжалуемого решения.

Для иллюстрации возьмём в качестве примера постановление ФАС Московского округа от 24 марта 2005 года № КГ-А41/1625-05.

При рассмотрении дела было установлено следующее:

12 мая 2003 года состоялось общее собрание акционеров ЗАО «Строймаст-С», на котором было принято решение о переуступке акций, в результате которой принадлежащие истцу 35 акций бесплатно перешли к К. Сведения об уменьшении количества принадлежащих истцу акций были внесены в реестр акционеров.
Также было установлено, что истец (гражданин Д.) подписал протокол общего собрания акционеров от 12 мая 2003 года, в котором и было зафиксировано оспариваемое им решение.
Отказывая в удовлетворении иска, суды всех инстанций исходили из того, что в соответствии с пунктом 7 статьи 49 Федерального закона «Об акционерных обществах» акционер вправе обжаловать в судебном порядке решение, принятое общим собранием акционеров, если он не принимал участия в нём или голосовал против принятия решения и указанным решением нарушены его права и законные интересы. Поскольку же Д. принял участие в работе общего собрания акционеров ЗАО «Строймаст-С» от 12 мая 2003 года, он тем самым лишился возможности обжаловать принятые на этом общем собрании решения.
Таким образом, в рассматриваемом случае сложилась парадоксальная ситуация. С одной стороны, мы имеем бесспорное основание для отказа в иске (ненадлежащий истец). Однако с другой — принятое общим собранием решение является незаконным по своему содержанию (ни статья 48 Федерального закона «Об акционерных обществах», ни другие нормы этого Закона не относят к компетенции общего собрания решение вопросов о перераспределении акций общества среди акционеров).

1. Проект Федерального закона № 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвёртую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации», принятый Государственной думой Федерального собрания РФ 27 апреля 2012 года в первом чтении прямо устанавливает деление недействительных решений на оспоримые и ничтожные.

2. См.: Степанов Д.И. Ничтожность решений общих собраний акционеров // Корпоративный юрист. 2005. № 1. С. 28.

3. Маковская А.А. Правовые последствия недействительности решений общего собрания акционеров и совета директоров акционерного общества // Недействительность в гражданском праве: проблемы, тенденции, практика: Сборник статей / отв. ред. М.А. Рожкова. М.: Статут, 2006. С. 351- 385.

4. Подробнее по вопросу влияния вида решения общего собрания о назначении директора на действительность сделок.


Источник

Читайте также
Нюансы проведения правовой экспертизы корпоративных документов