Поделиться:

Обеспечение нотариального контроля в сфере оборота долей ООО

С 1 января 2016 г. вступают в силу положения ст.3 Федерального закона от 30 марта 2015 г. №67-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части обеспечения достоверности сведений, представляемых при государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

Проанализировав, в том числе, указанную норму, можно сделать вывод, что в ближайшем будущем участникам обществ с ограниченной ответственностью предстоит обращаться к нотариусу в следующих случаях:

  • при совершении сделок, направленных на отчуждение доли в уставном капитале, в том числе залога долей (Федеральный закон от 30 декабря 2008 г. №312-ФЗ);
  • при заявлении об отказе от использования преимущественного права покупки доли или части доли (Федеральный закон от 19 июля 2009 г. №205-ФЗ);
  • при регистрации изменений, связанных с увеличением уставного капитала; - при заверении Протокола общего собрания участников о принятом решении (Федеральный закон от 30 марта 2015 г. №67-ФЗ);
  • при направлении уведомления (оферты) о предстоящей продаже доли в уставном капитале третьему лицу (Федеральный закон от 30 марта 2015 г. №67-ФЗ);
  • при подаче заявления о принудительном выкупе обществом доли или части доли в уставном капитале общества (Федеральный закон от 30 марта 2015 г. №67-ФЗ);
  • при подаче заявления о выходе участника из общества (Федеральный закон от 30 марта 2015 г. №67-ФЗ).

Начиная с 2008 года, законодатель последовательно воплощает в жизнь концепцию нотариального контроля над любыми действиями, направленными на изменение распределения долей в обществах с ограниченной ответственностью. Необходимость внесения очередного блока изменений в указанную концепцию обусловлена, в том числе, существованием и активным использованием большого количества схем, задействуя которые, можно обойти нотариальное заверение сделок с долями.

Действительно, установленная еще Федеральным законом от 30 декабря 2008 г. №312-ФЗ обязательная нотариальная форма сделок с долями в уставном капитале ООО была призвана существенно снизить риски незаконного захвата корпоративного имущества, а также сократить количество исковых заявлений о признании незаконной государственной регистрации изменений в ЕГРЮЛ на основании сфабрикованных документов о переуступке прав, совершенных в простой письменной форме. Однако, достаточно быстро сформировались «альтернативные» схемы, задействующие иные институты корпоративного права, позволяющие эффективно обходить требования о нотариальном контроле, установленные законодателем. Наиболее распространенными из них являлись (и пока еще являются) схемы, предполагающие: - увеличение размера уставного капитала засчет вклада третьего лица (п.1 ст.17 Федерального закона №14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 08 февраля 1998 г.); - выход участника из общества (ст.26 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»); - преимущественное право покупки (п.4 ст.21 «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Изменения, вносимые ст.3 ФЗ №67-ФЗ фактически направлены на блокирование вышеназванных схем. Особняком стоит установление законодателем необходимости удостоверения требований о принудительном выкупе обществом доли или части доли (п.6 ст.3 ФЗ №67-ФЗ). Данное нововведение, напрямую не воздействуя на сложившиеся схемы, представляет собой превентивную меру, направленную на предотвращение возможности создания дополнительных алгоритмов обхода нотариального контроля.

Действия законодателя, направленные на обеспечение стабильности и предсказуемости в рассматриваемой сфере, продиктованы как минимум двумя взаимосвязанными факторами:

  1. Общества с ограниченной ответственностью представляют собой организационно-правовую форму, которая опосредует деятельность наиболее массового сегмента российского бизнеса. Указанное обстоятельство побуждает государство уделять пристальное внимание данному виду юридических лиц и, как следствие, предоставлять повышенные правовые гарантии их участникам. В этом контексте можно сказать, что наличие реально действующего механизма защиты инвестиций в уставный капитал общества с ограниченной ответственностью является важным элементом обеспечения стабильности предпринимательской деятельности.
  2. Общества с ограниченной ответственностью исторически занимают особое место в системе юридических лиц, что обусловлено наличием фидуциарных (доверительных) отношений между участниками хозяйственного общества.

Для обоснования данного фактора необходимо обратиться к истории возникновения обществ с ограниченной ответственностью.

Идея товарищества (общества) с ограниченной ответственностью зародилась в рамках немецкой правовой традиции во времена акционерного кризиса XIX века, когда возникла потребность существования организационно-правовой формы, которая, с одной стороны, предоставляла участникам привилегии ограниченной ответственности акционерного товарищества, а с другой - простоту управления (организацию бизнеса) и более тесную связь между товарищами. Такая форма, являясь «промежуточной» между полным и акционерным товариществом, вобрав в себя черты, как объединения лиц, так и объединения капиталов, сформировалась в лице товарищества (общества) с ограниченной ответственностью.

В СССР, понятие "общество с ограниченной ответственностью" впервые появилось в Постановлении Совета Министров СССР от 19 июня 1990 г. №590 "Об утверждении Положения об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью и Положения о ценных бумагах". В 1994 г., данное понятие, практически без изменений, перекочевало в Гражданский кодекс РФ.

По мере своего развития, организационно-правовая форма товарищества (общества с ограниченной ответственностью) динамично развивалась, вбирая либо наоборот отказываясь от признаков других групп юридических лиц. При этом, в процессе данного развития, признаки, свидетельствующие о том, что это, прежде всего, объединение лиц, сохранялись, подвергаясь лишь незначительным изменениям.

К примеру, в соответствии с Гражданским кодексом РСФСР 1922 года, товарищества с ограниченной ответственностью обладали таким, исключенным впоследствии, «личностным» элементом, как дополнительная ответственность участников, а Гражданский кодекс РФ ранее предусматривал в качестве одного из учредительных документов общества с ограниченной ответственностью учредительный договор.

Таким образом, важность личных, доверительных отношений среди участников общества, является дополнительным фактором, требующим от законодателя обеспечения высокого уровня стабильности в данном сегменте правового регулирования.

На протяжении последних лет, развитие института общества с ограниченной ответственностью в современной России свидетельствует о сближении этой формы юридического лица с акционерными обществами. По-видимому, именно это обстоятельство и послужило основанием для исключения из правового и экономического пространства Российской Федерации закрытых акционерных обществ. Закрытый перечень участников, наличие преимущественного права покупки, по сути нивелировали «акционерные» признаки закрытых акционерных обществ, превращая их в более дорогой аналог обществ с ограниченной ответственностью.

Традиционно выделяют два признака, характеризующих юридические лица, созданных как объединения лиц. Это тесная связь между участниками и личная ответственность участников по долгам организации. Анализ законодательства РФ показывает, что в России сохранились некоторые свидетельства первого признака, что подтверждается:

  • ограничением на выход участников из общества (ст.26 Закона об обществах с ограниченной ответственностью);
  • преимущественным правом покупки (п.п.4,5 ст.21 ФЗ Закона об обществах с ограниченной ответственностью);
  • необходимостью получения согласия участников при переходе доли по наследству (п.8 ст.21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью);
  • правом на исключение участника из общества (ст.10 Закона об обществах с ограниченной ответственностью);
  • возможностью закрепления дополнительных прав и обязанностей участника (ст. 8,9 Закона об обществах с ограниченной ответственностью).

Вносимые ст.3 Федерального закона от 30 марта 2015 г. №67-ФЗ изменения, направлены, в том числе, на защиту прав участников при реализации вышеуказанных правомочий – то есть на обеспечение стабильности субъектного состава участников общества. Можно сказать, что указанными нормами защищаются личные фидуциарные (доверительные) отношения между участниками общества.

Альтернативой нотариальному контролю в процессе регулирования отношений по распределению долей в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью может выступать институт регистраторов. В российском правовом сообществе достаточно давно ходят слухи о том, что, в конечном итоге, по аналогии с акционерными обществами, обязанности по учету долей в ООО, перейдут к регистраторам.

На наш взгляд, эти перспективы маловероятны. Во-первых потому, что это сделает еще более призрачной грань между акционерными обществами и обществами с ограниченной ответственностью и во-вторых, потому что задействование института регистраторов поставит защиту личных прав участников в прямую зависимость от добросовестности поведения самих регистраторов.

Зависимость и защищенность корпоративных прав от профессионализма и добросовестности регистратора на данный момент присутствует в сфере правового регулирования акционерных обществ. Однако акционерные общества – это, прежде всего, объединение капитала, а не лиц. Кроме того, природа акции априори характеризуется оборотоспособность – именно поэтому в данной сфере первостепенной задачей законодателя является именно обеспечение простоты оборота.

Регулирование отношений между участниками обществ с ограниченной ответственностью изначально направлено на установление и защиту иного принципа – принципа стабильность субъектного состава участников. Поэтому использование института регистраторов в данном сегменте правового регулирования представляется излишним и неэффективным.

Подведем итоги. С 2016 г. в России вступает в силу очередной блок поправок в рамках корпоративного законодательства. Основной целью поправок является обеспечение эффективного нотариального контроля оборота долей в уставном капитале Обществ с ограниченной ответственностью. Данный блок поправок осложняет перераспределение долей в обход нотариального контроля. Однако тенденции правового регулирования указанной сферы позволяют прогнозировать, что оборот долей в обществе по модели оборота акций в России не случится- это принципиально разные модели, избранные законодателем для разных субъектов оборота.

Читайте также
Порядок принятия решения общего собрания акционеров