Поделиться:

Исключение из общества участника, выполняющего функции директора

Исключение участника из общества с ограниченной ответственностью на сегодняшний день является одним из широко применяемых и самых сложных способов защиты прав субъектов корпоративных отношений как с теоретической, так и с практической точек зрения[1].

Чем сейчас руководствуются суды при принятии решения об исключении руководителя из ООО и как может измениться ситуация с принятием изменений в Гражданский кодекс РФ?

Недобросовестное поведение в отношении общества

Практически общепризнанно, что одним из наиболее острых и противоречивых является вопрос перспективности иска об исключении, предъявленного участнику общества, занимающему одновременно должность единоличного исполнительного органа ООО. Анализ арбитражной практики показывает, что данное основание иска об исключении является самым распространенным. Необходимость обращения с иском о лишении корпоративного статуса к руководителю юридического лица зачастую бывает вызвана злоупотреблением с его стороны своим статусом, влекущим причинение обществу убытков, затруднение или невозможность осуществления производственной деятельности.

Частными примерами недобросовестного поведения руководителя являются необоснованные начисление и выплата премий, заработной платы, непринятие мер по своевременному созыву общего собрания участников общества, утверждению внутренних документов, инициированию и заключению убыточных для общества сделок, использованию имущества общества в личных целях и пр.[2] Однако, если исходить из буквального толкования ст. 10 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее - Закон об ООО), требование об исключении участника из общества может быть заявлено в случае грубого нарушения им своих обязанностей.

Вместе с тем учредитель юридического лица и его исполнительный орган представляют собой самостоятельные субъекты корпоративных отношений с различным правовым статусом. Сложность вопроса об исключении из общества руководителя-участника обусловлена тем, что при исполнении обязанностей участника причинить вред обществу практически невозможно. Вред причиняется обществу тогда, когда участник действует как руководитель, как представитель и как работник на основании трудового договора и т.п.

Сложившаяся на сегодняшний день судебно-арбитражная практика основана на том, что при ненадлежащем исполнении участником своих обязательств в качестве единоличного исполнительного органа общества заявление требований о его исключении является неправомерным. Так, в Определении от 3 июня 2011 г. № ВАС-6362/11 по делу № А08-180/2010-19 указано, что

«истцы фактически не согласны с действиями Давыдова В. Б., совершенными им при выполнении функций директора хозяйственного общества в ходе осуществления руководства его текущей деятельностью, что не является основанием для исключения Давыдова В. Б. из общества "Стройгаз" на основании статьи 10 названного Закона...».

К аналогичному выводу ВАС РФ пришел в Определении от 25 мая 2009 г. № ВАС-6605/09 по делу № А07-11337/2008-Г-СИЗ. указав, что 

«фактически истец не согласен с действиями Даминова Н. С совершенными им при выполнении функций единоличного исполнительного органа общества (директора) в ходе осуществления руководства текущей деятельностью общества, которые не могут являться основанием для исключения Даминова Н. С. из общества в соответствии со статьей 10 Закона об обществах с ограниченной ответственностью...»

Еще более четко данная позиция изложена в Рекомендациях Научно-консультативного совета по вопросам применения норм корпоративного законодательства и норм законодательства о несостоятельности (банкротстве): «Если единоличный исполнительный орган является участником общества, совершение им действий (бездействия), связанных с реализацией функций единоличного исполнительного органа и противоречащих интересам общества, не является основанием для исключения из общества, поскольку в таком случае лицо несет ответственность, предусмотренную пунктом 3 статьи 53 ГК РФ и статьей 44 Закона об обществах с ограниченной ответственностью». Более того, существующая судебно-арбитражная практика, положительно разрешающая вопрос об исключении учредителя за недобросовестные действия в качестве руководителя общества, по-видимому, лишь подтверждает верность тезиса о невозможности исключения участника за его деяния в качестве руководителя.

Так, в Постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 30 августа 2007 г. № А74-16/07-Ф02-5804/07 по делу № А74-16/07 указано следующее: «Довод кассационной жалобы о том, что в иске должно быть отказано, поскольку ответчик являлся директором ООО "ДиК" и к нему могут быть применены меры ответственности, предусмотренные пунктом 5 статьи 44 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", не может быть признан обоснованным, так как ответчик одновременно являлся участником общества и на него в полной мере распространялись предусмотренные уставом общества обязанности».

К аналогичному выводу ВАС РФ пришел в  Постановлении от 26 августа 2003 г. № 7325/03 по делу № А73-8694/2002-10: «Довод о том, что поскольку ответчик на момент проведения внеочередного общего собрания участников общества продолжал исполнять обязанности генерального директора и потому к нему должны быть применены меры ответственности, предусмотренные пунктом 5 статьи 44 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", не может быть признан обоснованным, так как ответчик являлся участником общества и на него в полной мере распространялись предусмотренные уставом общества обязанности участника».

Таким образом, в рассматриваемых случаях исключение участника происходило все же за нарушение последним своих обязанностей как участника (за недобросовестное поведение в отношении общества), а не за действия, предпринятые в качестве руководителя.

Причинение обществу значительного вреда или невозможность деятельности общества

Сугубо формальный подход к решению данного вопроса (основанный на наличии или отсутствии в уставе общества указания на добросовестное поведение участника) представляется в корне неверным. Прежде всего, ст. 10 Закона об ООО предусматривает нарушение участником своих обязательств только как одно из оснований для его исключения из общества. Кроме того, в проекте изменений в часть первую ГК РФ, а именно в ст. 1. предусмотрено, что «при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно». Таким образом, в скором времени требование о добросовестном поведении участников юридических лиц найдет свое законодательное закрепление, и ссылка на положения устава при рассмотрении данной категории дел, по-видимому, не потребуется. Более важным, очевидно, является то, что исключение участника из общества можно рассматривать либо как пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; либо как меру гражданско-правовой ответственности за недобросовестное поведение участника. В нервом случае применение меры в виде исключения участника возможно только для целей устранения препятствий в деятельности общества, создаваемых действиями такого участника при осуществлении своих прав[3].

При таком подходе исключение участника из общества не приведет к защите права, так как препятствия для деятельности общества созданы учредителем путем осуществления функций единоличного исполнительного органа, следовательно, их устранение возможно посредством досрочного прекращения полномочий учредителя в качестве единоличного исполнительного органа. Таким образом, исключение ответчика при сохранении его полномочий в качестве единоличного исполнительного органа не позволяет защитить интерес общества. По нашему мнению, исключение участника невозможно рассматривать как меру гражданско-правовой ответственности. Во-первых, при таком подходе возникает ситуация двойной ответственности» (ст. 10 Закона об ООО и ст. 53 ГК РФ), что противоречит общеправовой презумпции «никто не может нести ответственность за одно правонарушение дважды». При этом судебно-арбитражная практика также исходит из недопустимости двойной ответственности.

ФАС Центрального округа в Постановлении от 7 февраля 2006 г. по делу № А35-3586/05-С22 указал, что привлечение покупателя к двойной ответственности за одно и то же нарушение обязательств недопустимо, и его следует расценивать как злоупотребление правом со стороны истца (ст. 10 ГК РФ). К аналогичному выводу о недопустимости установления двойной ответственности за одно и то же правонарушение пришел ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении от 9 апреля 2003 г. по делу № А43-6778/02-15-277, указав, что применение двух мер ответственности за одно и то же нарушение действующим законодательством не допускается. Во-вторых, сама природа исключения участника из общества противоречит сути гражданско-правовой ответственности, которая заключается в возложении на нарушителя неблагоприятных последствий за совершенное правонарушение. Как указал Председатель ВАС РФ А. А. Иванов,

«исключение предполагает выплату участнику ООО стоимости его доли, то есть за "плохое поведение" провинившийся получит деньги»[4].

По-видимому, это не позволяет говорить об исключении участника из общества как о мере гражданско-правовой ответственности. Напротив, анализ ст. 10 Закона об ООО позволяет заключить, что данная норма направлена на обеспечение нормального функционирования общества и защиту последнего от действий учредителя, нарушающих и (или) затрудняющих данное функционирование.

Исключение же участника-руководителя само по себе не восстанавливает нормальное функционирование общества. Таким восстановлением, по-видимому, может являться избрание нового исполнительного органа и возмещение убытков со стороны прежнего руководителя, если таковые были причинены. Только в случае, если избрание нового исполнительного органа не­возможно, поскольку данный участник, обладая значительной долей в уставном капитале общества, препятствует избранию иного лица в качестве единоличного исполнительного органа, полагаем возможным ставить вопрос о его исключении из общества. Более того, представляется разумным заявлять требования о возмещении убытков в порядке ст. 53 ГК РФ и исключении участника из общества в одном судебном заседании, поскольку положительное решение вопроса о недобросовестном поведении руководителя и наличии убытков автоматически указывает на то. что учредитель, уклоняясь от смены недобросовестного руководителя (т.е. себя), причиняет обществу вред, а равно затрудняет его нормальное функционирование.

Таким образом, согласно буквальному толкованию действующей редакции ст. 10 Закона об ООО, совершение участником действий, противоречащих интересам общества при выполнении функций единоличного исполнительного органа, само по себе не может служить основанием для его исключения, даже если такие действия причинили обществу значительный вред и сделали деятельность общества невозможной либо существенно затруднили ее. Однако, если исходить из интересов общества и его участников, данное лицо может быть исключено за сам факт причинения обществу значительного вреда или невозможности деятельности общества независимо от выполняемых учредителем функций руководителя, бухгалтера и т.д. Именно такой подход, по-видимому, будет применяться после принятия изменений в ГК РФ, возлагающих на участников общества обязанность действовать в его интересах добросовестно и разумно.

Кроме того, анализ дискуссии, развернувшейся в ВАС РФ по вопросу исключения из общества участника -генерального директора, позволяет надеяться на отход судов от формальной позиции недопустимости такой меры. Представляется, что основанием для исключения из общества должно служить именно причинение ему (не миноритарному участнику!) вреда, а не противоречие относительно направлений развития бизнеса. Для разграничения действий, влекущих за собой причинение вреда обществу от экономически обоснованных бизнес-решений, представляется верным руководствоваться подходами, выработанными применительно к ст. 53 ГК РФ: неразумные недобросовестные действия руководителя при осуществлении своих обязанностей в ущерб интересам общества могут служить достаточным основанием для исключения его как участника (с выплатой стоимости доли) наряду со взысканием убытков, причиненных обществу, и с предоставлением возможности одновременного зачета встречных однородных требований.
 



[1] См.: Евдокимова М. В. Исключение участника из общества как один из способов зашиты прав участников общества с ограниченной ответственностью // Безопасность бизнеса. 2011,   № 2, С. 14-15.
[2] См.: Холдоенко А. С. Исключение участника из общества с ограниченной ответственностью // ООО: проблемы и решения. 2010, № 4.
[3] Проект обзора практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с исключением участника из общества с ограниченной ответственностью доступен в системе Кадарбитр.
[4] Правила исключения из колхоза // Президиум ВАС РФ поспорил о природе ООО. 

Читайте также
Порядок принятия решения общего собрания акционеров