Поделиться:

Суд не за дело

История вопроса

В 2009 году к строительным работам в качестве генподрядчика была привлечена фирма «Интарсия». Контракт с ней расторгли в октябре 2012 года из-за неоднократного срыва сроков сдачи объекта (договор на работы под ключ заключался на 13 месяцев). После этого заказчик напрямую контактировал с подрядными организациями, и летом 2013 года отель открыл двери для постояльцев.

В феврале 2013-го «Интарсия» подала иск об уплате 660 миллионов рублей и 8,5 миллиона долларов за работы по реставрации «Дома со львами». В свою очередь «Тристар» как компания-представитель инвесторов, вложивших в проект более 250 миллионов долларов, заявила о встречных требованиях: уменьшении стоимости фактически выполненных работ до 183 миллионов рублей и 4,3 миллиона долларов и взыскании 1,3 миллиарда рублей и 61 миллиона долларов штрафа и убытков из-за срыва сроков сдачи объекта.

Тяжба длилась более двух лет. Чтобы разобраться в претензиях сторон, суд привлек экспертов Российского федерального центра судебной экспертизы при министерстве юстиции.

4 марта арбитраж вынес решение (резолютивная часть решения суда размещена на сайте суда) взыскать с «Тристара» в пользу «Интарсии» около 567 миллионов рублей. С «Интарсии» суд взыскал только 92,5 тысячи рублей штрафа за нарушение правил по технике безопасности.

В иске «Тристар» также настаивал на проведении повторной экспертизы, поскольку считал, что привлеченные ранее эксперты были заинтересованы в решении дела в пользу «Интарсии». Однако суд оставил без удовлетворения ходатайство инвестора.

Взгляд изнутри

Строительные компании, знакомые с подробностями дела, выражают недоумение: к моменту расторжения контракта с генподрядчиком объект не был завершен, и «Интарсия» не выполнила тот объем работ, за которые требует денежные средства.

«Интарсия» привлекла в качестве субподрядчика компанию «Левкас», специализирующуюся на реставрационных работах. «Когда "Тристар" разрывал договор, приемку прошла только та часть работ, которую делали мы, — сообщила «Ленте.ру» гендиректор субподрядчика Валентина Кириллович. — Остальная часть помещений требовала доделки. Например, в номерах были обрезаны трубы, а многие отделочные работы не соответствовали стандартам гостиничного оператора». По словам Кириллович, переделывать незаконченные части объекта пришлось компаниям, привлеченным позже самим «Тристаром». Помимо «Левкаса» этим занимались сербская «ТМГ Групп» и российская компания «Ирбис».

Генеральный директор «Ирбиса» Геннадий Киркин подтвердил «Ленте.ру» то, что большая часть работ по объекту была реализована уже после разрыва контракта. «У "Интарсии" были ужасающее качество работ и многочисленные нарушения, заложенные еще при строительстве. Например, использовались системы водоснабжения из нержавеющей стали, они соединялись трубами из стали другого сорта, что привело к коррозии и, как следствие, к протечкам. Это пришлось переделывать», — говорит Киркин. По его словам, стоимость устранения этих ошибок была высока, а сами факты нарушения исчислялись не десятками, а сотнями.

Проектная документация, которую разрабатывал сам генподрядчик, также была низкого качества, а исполнительная документация вообще отсутствовала.

«Объективные данные говорят о том, что "Интарсия" была совершенно не компетентна. Ее непрофессиональный подход к управлению объектом привел бы к сложностям в управлении проектом на много лет вперед», — считает Киркин. «Несмотря на лихорадочные попытки "Интарсии" успеть в срок, они не смогли этого сделать, а их непрофессиональный подход к управлению строительством, наоборот, отодвинул сроки ввода в эксплуатацию на многие месяцы», — отметил генеральный директор «Ирбиса».

По словам Кириллович, недобросовестность «Интарсии» хорошо известна на рынке, финансовые претензии к ней имеют множество компаний, что подтверждается информацией с сайта арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области о десятках поданных к «Интарсии» исков за последний год. «Договариваться с ними невозможно, только решать вопросы через суд», — говорит руководитель «Левкаса». Ее компания также три года судилась с «Интарсией», поскольку та не рассчиталась с субподрядчиком, и выиграла по суду 2,5 миллиона рублей. Почему на этот раз судьи встали на сторону плохо зарекомендовавшей себя на рынке компании, никто не понимает.

«Утверждать, что суд был ангажирован, я не буду, — говорит Киркин. — Возможно, не были проанализированы все обстоятельства. Либо рассматривали только формальную сторону, не вдаваясь в суть». В частности, суду были предоставлены акты, составленные «Ирбисом», — в них задокументированы те дефекты, которые пришлось исправлять. «К сожалению, не всегда судьи являются экспертами по строительным вопросам», — констатирует Геннадий Киркин. В самом «Тристаре» говорят, что не согласны с вынесенным решением и намерены оспаривать его в апелляционной инстанции. «Лента.ру» будет следить за развитием событий.