Поделиться:

Расторгать договор в одностороннем порядке по причинам, в которых виноват сам, – значит злоупотреблять правом?

Несколько лет назад компания «Москоу Констракшн энд Девелопмент С.А.Р.Л.» заключила инвестиционный контракт с Управлением делами Президента РФ на реконструкцию комплекса зданий, расположенных в историческом центре Москвы в Романовом переулке. Однако начать работы компании не представлялось возможным ввиду того, что вторая сторона по договору долгое время не получала решения об их согласовании. Как ни парадоксально, но еще спустя некоторое время Управление делами Президента РФ заявило о том, что расторгает контракт с «Москоу Констракшн энд Девелопмент С.А.Р.Л.» из-за неисполнения ею своих обязательств.

Представляя в этом споре «Москоу Констракшн энд Девелопмент С.А.Р.Л.», мы отстаивали позицию о том, что расторжение инвестиционного контракта недопустимо по основаниям, за которые ответственен сам инициатор расторжения. И действительно, суды по этому делу неизменно приходили к выводу о том, что отсутствие разрешения на реконструкцию было вызвано исключительно действиями (точнее бездействием) ответчика, а именно: нарушением сроков предоставления объектов, длительным оформлением земельных правоотношений, отсутствием фактических действий по получению разрешения на строительство.

Однако одновременно с этим суды ссылались на п. 3 ст. 450 Гражданского кодекса РФ и п. 3 ст. 18 Закона «Об инвестиционной деятельности…», которые позволяют, по мнению судов, Управлению делами Президента РФ заявить об одностороннем расторжении контракта в силу самого факта отсутствия разрешения на строительство, игнорируя то обстоятельство, что другая сторона договора не несет за это никакой ответственности и сделала все от нее зависящее, чтобы такое разрешение появилось.

Примечательно, что в похожем споре между ЗАО «Авилон АГ» и ЗАО «Мерседес Бенц Рус» о признании одностороннего отказа от исполнения дилерского договора арбитражный суд счел незаконным односторонний отказ от дилерского договора со ссылкой на несправедливость такого условия (ст. 428 ГК), злоупотребление правом (ст. 10 ГК) и позицию Конституционного суда РФ, согласно которой «наличие вины является общим и общепризнанным принципом юридической ответственности во всех отраслях права, и всякое исключение из него должно быть выражено прямо и недвусмысленно, т.е. закреплено непосредственно в законе (Постановления от 25 января 2001 года № 1-П, от 17 июля 202 года № 13-П, от 18 мая 2012 года № 12-П, от 14 февраля 2013 года № 4-П)».

Таким образом, вопрос о допустимости одностороннего расторжения договора по основаниям, за которые отвечает единолично или преимущественно сам инициатор расторжения, по-прежнему представляется достаточно противоречивым.